Александр Родченко: новый взгляд на фотоискусство «Империи зла»


Для России является стандартной ситуация, когда мы узнаем от иностранцев о том, что наши соотечественники являются известными во всем мире художниками, писателями, поэтами и фотографами. Не стал исключением из этого правила и Александр Радченко – признанный художник и фотограф, основатель беспредметной живописи, мастер фотопортрета и автор многих техник фотосъемки, революционных для своего времени.

Сегодня в России имя Александра Родченко современному поколению ничего не говорит, зато за рубежом он считается одним из самых талантливых русских фотографов своего времени. В 1998 году в знаменитом музее современного искусства в Нью-Йорке прошла огромная по своему масштабу выставка работ нашего соотечественника: на выставке были представлены фотографии, графика и живопись, а также в точности воспроизведена его комната рабочего клуба, которая до этого экспонировалась в Париже на Всемирной выставке. Для зарубежных ценителей искусства Александр Родченко давно перестал быть фотографом из враждебной всему капиталистическому миру «Империи зла» — он официально признан, как автор, который нес огромный вклад в фотоискусство двадцатого века.

Чем уникально творчество Александра Михайловича? Он первым среди русских фотографов начал творческие эксперименты с ракурсом и точками съемки. В фотографию он пришел из живописи, и его художественному восприятию претила необходимость отражать реальность только с одной точки съемки, как он выражался, «от пупа».

Надо отметить, что во время, в 20-тых годах прошлого столетия, когда Родченко начал работать с фотографией, единственно приемлемым для фотографов ракурсом был прямолинейный, а композиция – горизонтальной. Фотография была статичной, «скульптурной» на протяжении многих десятилетий. Эта традиция настолько закрепилась в сознании, что сдвинуть ее с места, снимать в принципиально новой манере казалось чем-то немыслимым.

Родченко считал, что невозможно полноценно запечатлеть текущую, изменчивую, подвижную жизнь молодой республики, бурлящую потоком, используя при этом реакционную «статичную» технику съемки. Именно движение, «пойманное» в самых разных ракурсах могло раскрыть суть происходящего, донести до зрителя атмосферу тех перемен, которые буквально на глазах меняли страну.

Новизна, смелость, задор работ Родченко обеспечили ему среди советской молодежи стремительно растущую популярность. Он не читал лекций, не давал интервью, и не писал книг о своем методе фотосъемки – его снимки были лучшим способом представления широкой публике его творческих экспериментов. Родченко говорил, что новое творить нужно только новыми средствами выражения.

Именно Александр Родченко повлиял на создание в СССР нового направления – армии молодых «рабкоров». Эту школу прошли многие молодые фотографы, которые потом стали легендами советской фотографии – Макс Альперт, Аркадий Шайхет и Борис Игнатович.

Творчество Родченко всегда было на шаг впереди зарубежного опыта фотографии. Впоследствии его неоднократно обвиняли в копировании стилей зарубежных фотографов. Постепенно эти обвинения в следовании направлениям «буржуазных псевдо творцов» переросли в настоящую травлю, когда его стиль оказался неугодным и «неформатным» на фоне одобренного «свыше» стиля социалистического реализма.

Родченко в своем журнале «Новый Леф» легко опроверг обвинения в копировании, указав даты созданных им работ. Он не заимствовал ни технику, ни композицию зарубежных фотографов – он опережал свое время. Все его эксперименты с техникой, ракурсами, резкостью съемки спустя некоторое время дублировались за рубежом, зачастую известными, авторитетными фотографами. Эта ситуация отчасти напоминает тот малообъяснимый с точки зрения науки парадокс, когда несколько групп ученых из разных стран, не общаясь и даже не зная о существовании друг друга почти одновременно приходят к созданию какой-либо технологии, или к научному открытию.

К примеру, идейное наполнение и композиция работ известных фотографов конца 20-тых годов Тины Мадотти и Эдварда Вестона, очень напоминают «раннего» Родченко, а его авторские эксперименты с резкостью предвосхитили технику съемки американской ассоциации фотографов, которая была названа по типу особого, сверх резкого объектива – «Объединение f/64».

Отдельного упоминания заслуживает творчество Родченко в жанре фотопортрета. В свое время он снимал Асеева, Довженко, Маяковского, Бриков и многих других знаменитых людей своей эпохи. Уличная фотосъемка была одним из основных направлений его работы, она была его «строительным материалом» для его жанра фотоколлажа. Он снимал Жизнь вокруг себя, не гоняясь за оригинальными сюжетами, снимал контрасты между старой и новой жизнью, переполненные трамваи, рабочих, студентов, непманов, очереди за хлебом, демонстрации.

Самой главной отличительной чертой его стиля стала непривычность глазу ракурса съемки и свежий взгляд на композицию. Его смелые эксперименты в применении контрастной светотени, оригинальное построение композиции дало начало для появления таких терминов, как «перспектива Родченко» и другой вариант – «ложная перспектива Родченко». Он считал, что изобразительное искусство находится плену у стереотипа, согласно которому изображения создаются «с уровня глаз». Он призывал своих коллег расшатывать этот стереотип, снимая со всех возможных точек, пока все они не будут признаны. Самыми привлекательными точками съемки для себя он считал точки снизу вверх, сверху вниз и съемку «по диагонали».

Сегодня мало кто знает, что практически каждая работа Родченко создавалась им в соавторстве с женой, Варварой Степановой, замечательным дизайнером и художником. Особенности их творчества неотделимы друг от друга и представляют собой удивительный пример синергичного искусства. Подобному принципу работы способствовал их образ жизни, в их маленькой квартирке-мастерской, которая впоследствии будет с точностью воспроизведена для экспозиции во время проведения Всемирной выставки в Париже.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.