Анри Картье Брессон: человек — эпоха


«Мне нужна только реальность, и для этого мне не нужно никому ничего доказывать»
Анри Картье Брессон

Анри Картье Брессон – настоящая легенда, человек, без которого невозможно себе представить фотоискусство двадцатого века. Он прожил долгую жизнь – почти сто лет, оставив в неизгладимый след в фотожурналистике, со сути созданной им самим. Многих фотографов, ставших впоследствии знаменитыми вдохновляло творчество Брессона, его неординарный взгляд и цельность создаваемых им образов. Изобретенные Брессоном приемы фоторепортажа стали классикой, основой жанра, и являются актуальными и по сей день. Более того, в большинстве жанров современной фотографии, стилистика которых нам привычна, на самом деле присутствует влияние неповторимого стиля этого мэтра фотоискусства.

Анри Картье Брессон родился в 1919 году во Франции в семье богатого промышленника, владельца мануфактурного производства. Эстетическому восприятию, чувству гармонии в изобразительном искусстве Бессон обязан своему дяде Луи, художнику, впервые привлекшему его внимание к живописи. Именно уроки дяди положили начало становлению Брессона, как человека искусства, под его влиянием будущий основоположник фотожурналистики начал изучать и практиковаться в живописи и графике.

Живопись будила его фантазию, формировала чувство прекрасного, но Брессона на тот момент больше привлекала фотография. Когда он был еще подростком, на него оказали большое впечатление работы Эжена Атже. Под его влиянием он впервые купил фотоаппарат и пытался создать нечто подобное, самостоятельно проявляя и печатая снимки. Получалось неважно – снимки были пустыми и вялыми. По признанию самого Брессона, тогда он считал, что делает что-то значительное, а на самом деле первые его эксперименты в фотографии были сплошной неудачей.

С самой молодости жизнь великого фотохудожника напоминала реку, несущую свои воды размеренно и спокойно. Неприятности, случавшиеся с ним, он использовал как возможности, а тупиковые ситуации – как время, предоставленное для осмысления и пересмотра происшедшего.

В 1931 году он совершил поездку в Африку, специально приобретя для этого путешествия вторую фотокамеру в деревянном корпусе, рассчитывая привезти с Черного континента уникальный фотоматериал. Однако Африка встретила путешественника недружелюбно – в местных погодных условиях деревянный корпус камеры постоянно покрывался плесенью, а сам Брессон почти сразу по прибытию подхватил лихорадку.

Период после возвращения из путешествия был одним из самых трудных в жизни знаменитого фотографа. Он был серьезно болен, пособия по болезни едва хватало на то, чтобы не умереть с голоду. Однако по его воспоминаниям, он, будучи предоставлен самому себе, наконец, получил возможность фотографировать столько, сколько хотел, занимаясь любимым делом и не думая ни о чем.

В то время он был беден, голоден и…безраздельно счастлив. Он словно сам стал ходячей фотокамерой, слился с ней в одно целое, целыми днями бродя по улицам в поисках необычных сюжетов, чего-то такого, что способно было бы привлечь его внимание. У Брессона был талант обращать неприятности себе на пользу, находить в трудностях потенциал для развития своих творческих способностей. Первым таким этапом была тяжелая болезнь и последующий за ней период полуголодного существования, в ходе которого начал вырисовываться уникальный почерк работ Мастера. Вторым подобным этапом стала Вторая Мировая война.

Вступив в армию в должности капрала, Бессон спустя некоторое время попал в плен. Рискуя быть пойманным и расстрелянным на месте, он бежал из фашистского плена. Добравшись до Парижа, он вступил в движение Сопротивления. Даже постоянный риск разоблачения и все тяготы жизни в оккупации не могли заставить его отказаться от дела всей его жизни – он постоянно фотографировал происходящее вокруг, при этом его мастерство постоянно росло.

После окончания войны, в 1947 году Брессон стал одним из учредителей международного союза фотожурналистов «Magnum», впоследствии ставшего одной из самых известных и авторитетных организаций, объединяющей фотографов со всего мира. Брессон уже тогда был известен, однако после ряда выставок, проведенных в Париже в 50-тых годах, к нему пришел настоящий успех и мировое признание его таланта.

Брессоном восхищались, ему завидовали, его превозносили, как фотографа мирового масштаба. Его манера фотосъемки стала эталоном, образцом для подражания. Брессон никогда не использовал монтаж или кадрирование в своих фотографиях, снимая «как есть». Он словно обладал даром оставаться невидимым для объектов съемки, однако главной деталью его почерка был его особый дар сделать снимок именно в пиковый момент фотографируемого сюжета, когда он достиг максимального напряжения. Даже само выражение «решающий момент» в мире фотографии вошло в обиход с легкой руки Анри Картье Брессона.

Именно так была названа книга, в которую вошли более ста его наиболее известных фотографий, опубликованная в 1952 году. Позже вышли и другие книги, укрепившие его славу одного из лучших фотографов мира – «Европейцы», «Мир Анри Картье Брессона», «Южные снимки», «Лица Азии» и другие. Когда впервые за всю историю существования Лувра в нем была проведена фотовыставка, она была посвящена работам Брессона. Выставки его работ проводились в самых известных музеях и галереях Милана, Лондона, Парижа, Токио и многих других.

Удивительно, но сам мэтр, получивший мировое признание благодаря фотоискусству, ставил его ниже, чем графика, которой он занялся после 1975 года. Объясняя причину, по которой он оставил фотографию, Брессон говорил: «Фотография не интересна мне сама по себе. Мне нужна только реальность, и для этого мне не нужно никому ничего доказывать. Манипулирование, как в ходе съемки, так и в ходе печати всегда вызывало у меня тошноту. Настоящее творчество – это те самые доли секунды, когда срабатывает затвор и движение останавливается».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.