Безоговорочная капитуляция Альфреда Эйзенштедта

В конце прошлого столетия редкое издание из тех, что пишут о мире фотографии, не дало оценку тому наследию, которое оставил нам двадцатый век, и не попыталось определить лучших фотографов этого века, как почивших, так и здравствующих. Не стал исключением и популярный в 1999 году интернет журнал «The Digital Journalist», редакция которого взялась за глобальную задачу – определить лучшего фотожурналиста столетия.

Претендентов было предостаточно. Среди них был Эрих Саломон – человек, которого называют основателем жанра фотожурнализма, Гордон Паркс – первый афроамериканец, которому удалось преодолеть расовые предрассудки и пробиться в элиту мира фотографии, Роберт Капа – фотограф легенда, Анри Картье Брессон, Юджин Смит и многие другие, не менее достойные претенденты. Выбор был нелегким, но лучший фотожурналист двадцать первого века все же был определен и в этом выборе создатели журнала были единодушны – им стал Альфред Эйзенштедт.

Альфред Эйзенштедт появился на свет 6 декабря 1898 года в Западной Пруссии. Спустя восемь лет семья Альфреда перебралась в Берлин. С началом Первой Мировой войны он был призван в армию. Он выжил, пройдя через ад войны – ему суждено было прожить долгую, очень долгую жизнь. После ранения его демобилизовали и Альфред вернулся к семье.

Вернувшись с фронта, Альфред зарабатывал на жизнь продажей галантерейных товаров, в свободное время занимаясь фотографией. Тогда это было скорее приключение, оригинальный способ заработать – свои фотографии Эйзенштедт отправлял в популярную в то время в Германии «Berliner Tageblatt». Фотожурналистика как отдельный жанр фотографии еще не существовала.

Однако даже если фотография тогда и была для Эйзенштедта лишь хобби, то он уже тогда достиг в нем большого мастерства. К началу тридцатых годов относится ранний период творчества Эйзенштедта, тогда были сделаны фотографии, которые впоследствии попали на самые престижные фотовыставки в мире и стали классикой фотографии. Среди них – оперный театр «Ла Скала» в Милане, фотография официанта на коньках в ресторане отеля в Сан-Морице, снимок дружеского рукопожатия Муссолини и Гитлера. При этом стоит учесть, что эти снимки Эйзенштедт сделал, имея в распоряжении лишь негативы из стекла и видавшую виды примитивную фототехнику.

Одной из самых ярких и сильных фотографий того периода он сделал в Женеве, в 1933 году в ходе 15 сессии Лиги Наций. В перерыве между заседаниями Эйзенштедт делал фотографии участников и обратив внимание на человека, сидящего на лужайке рядом с отелем, подошел к нему. Этим человеком был Джозеф Геббельс, министр пропаганды Третьего Рейха. Едва Эйзенштедт приблизился, Геббельс поднял на него глаза. Фотограф невольно отпрянул – столько нескрываемой ненависти было в этом взгляде. В этот момент Эйзенштедт инстинктивно навел камеру и сделал снимок.

К 1935 году, когда цели и методы гитлеровского режима стали уже недвусмысленными, Эйзенштедт покидает Германию и отправляется в США. Он не говорил по-английски, но его мастерство фотографа говорило лучше всяких слов – уже через год после его приезда он стал одним из лучших фотографов в тогда еще лишь начинающим свое восхождение «Life». В то, что этот журнал стал настолько популярен в США и Европе, Альфред Эйзенштедт внес немалую лепту.

Его методом была съемка «снизу» — смешавшись с толпой и некоторое время стоя неподвижно, он делал снимки, не поднимая при этом камеры. Таким образом он оставался невидимым для своих моделей. Учитывая его маленький рост, ему это было нетрудно.

Настоящая известность пришла к Альфреду Эйзенштедту после победы над Японией. В этот день, 14 августа 1945 года, названный впоследствии «V-J Day» — Victory over Japan Day, Эйзенштедт искал сюжет для своего очередного снимка, гуляя по Таймс сквер. В тот день около семи вечера через установленные на площади громкоговорители было объявлено о том, что Япония капитулировала.

Вся площадь, словно по сигналу, мгновенно взорвалась в едином радостном крике. Люди хлопали в ладоши, свистели, танцевали. Незнакомые друг другу люди плакали, обнимались и целовались. Эйзенщтедта точно также, как и всю толпу, подхватил этот мощный порыв, но все же не настолько, чтобы он забыл, что в руках у него камера и в данный момент у него есть редкая возможность сделать отличный кадр.

Он стоял и ждал, когда нужный сюжет сам найдет его. Так и произошло. Он увидел матроса, который, не собираясь упускать такой случай, обнимал и целовал каждую женщину, попадающуюся ему на пути, вне зависимости от возраста, роста и комплекции. Эйзенштедт шел за ним, словно охотник, поджидающий удобный момент, и когда тот схватил медсестру, сделал снимок.

Эта фотография, с долей юмора названная Эйзенштедтом «Безоговорочная капитуляция», стала символом едва ли не исторического значения. Впоследствии для американцев среди ассоциаций, связанных с победой во второй мировой войне (а любой американец по простодушию своему убежден, что победа во Второй Мировой войне принадлежит США), эта фотография заняла первое место.

О том насколько стала известна и популярна «Безоговорочная капитуляция» говорит тот факт, что в 2005 году на площади Таймс-Сквер была установлена скульптура, в точности копирующая фотографию Эйзенштедта. Сейчас ее можно там увидеть только в праздники, посвященные очередной годовщине памятной для американцев победы над Японией.

Эйзенштедт признавал, что «Капитуляция» — не самая лучшая его работа,но, безусловно, самая известная. Он писал, что уверен – его фотографии будут помнить намного дольше, чем его самого – «Мое имя забудут, но будут знать, что есть снимок, где матрос целует медсестру и этот снимок был сделан в конце Второй Мировой войны».

Альфред Эйзештедт был очень скромным человеком – о его личной жизни никто не знал, а сам он никогда не говорил о себе. Зато он мог часами говорить о своей работе, без которой он себя не мыслил. «Когда я смотрю на мир, окружающий меня, я вижу в нем образы своих будущих фотографий» — говорил Эйзенштедт и добавил: «Если я не увидел фотографию, то я не буду доставать камеру». Это высказывание, как и знаменитая фраза Эйзенштедта «Думай, когда снимаешь» стала одним из самых цитируемых высказываний за всю историю фотографии.

Альфред Эйзештедт прожил долгую жизнь, до самого конца оставшись верным своему делу. Свою последнюю фотографию — президента США Билла Клинтона и его семью он сделал в 1993 году, когда ему было уже 95 лет.

Альфред Эйзештедт скончался 24 августа 1995 года, не дожив всего три года до своего столетия, оставив много учеников и богатейшее творческое наследие.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.