Эллиотт Эрвитт – реальность глазами оптимиста

«Для меня главное, чтобы созданные мной изображения были эмоциональными. Кроме этого в фотографии меня мало что интересует».

Эллиотт Эрвитт

Эллиотт Эрвитт– классик мировой фотографии, известен как один из самых одаренных фотографов двадцатого века, не признающих ретушь, постановочные кадры и современную цифровую фототехнику. Все его работы были сняты исключительно на черно-белую пленку, всегда отражая лишь реальность, причем реальность глазами оптимиста, обладающего тонким чувством юмора.

Эллиотт Эрвитт родился в 1928 году в Париже, в семье русских эмигрантов. Первые десять лет своей жизни он провел в Италии до того момента, когда фашистский режим Муссолини вынудил его семью бежать в США. Впоследствии Эрвитт часто говорил, что благодаря Муссолини он стал американцем. В этой стране он осознает свое предназначение – фотографию, которая стала делом всей его жизни.

Свой первый фотоаппарат – антикварную зеркальную камеру он приобрел еще в 14 лет. В отличие от многих других знаменитых фотографов он с самого начала целенаправленно изучал именно фотографию. После того, как он закончил колледж, он успел поработать в Standart Oil Company, а также в армии США в качестве помощника военного документалиста. В 1953 году Эрвитт был зачислен в штат международного агентства Magnum Photos, президентом которого он впоследствии станет. Тогда эта работа открыла для него много возможностей – благодаря ей он мог реализовывать свои проекты в любой стране мира.

Всемирную славу Эрвитту принесла фотография Хрущева и Никсона, сделанная во время их встречи на выставке в Москве. На ней Никсон в запале спора раздраженно тычет в Хрущева пальцем. Этот снимок, как и другие, подобные ему по эмоциональности не могли остаться незамеченными. Такие работы, как «Поцелуй в зеркале», снимок поникшей от горя Жаклин Кеннеди на Арлингтонском кладбище и другие сделали Элиотта Эрвитта знаменитым. Е го выставки проходили в самых крупных музеях мира, в том числе в нью-йоркском музее современного искусства, чикагском Художественном институте и других.

Отличительные черты работ Эрвитта, благодаря которым они легко узнаваемы – это эмоциональность, оптимистичность и юмор. Это три кита, на которых построено все творчество знаменитого фотографа. Он никогда не писал никаких пояснений к своим фотографиям, кроме места и даты съемки. По его словам, объяснить, что, зачем и почему снято – это то же самое, что и детально объяснять шутку. В тот самый момент, когда ты начал ее объяснять, она уже умерла.

Всю свою творческую карьеру Эрвитт придерживался правила – фотография должна быть увлечением, а не бизнесом — только так она сохранит естественность и глубину. Не без оснований он считал, что коммерческая фотография теряет в чем-то важном, лишается индивидуальности, ведь в ней изначально заложены требования и видение заказчика.

Эрвитт всегда говорил, что нет смысла выдумывать сюжеты и заниматься постановкой фотографий – жизнь вокруг нас намного интересней любого сюжета, который может придти вам в голову. Композиция в его снимках создана стечением обстоятельств, она «сама по себе», однако работы мастера настолько узнаваемы, что спутать их невозможно. Он, как никто другой, умеет видеть то, что нас окружает, в забавном свете, сквозь улыбку.

Примечателен рассказ Эрвитта о том, что он почерпнул из наблюдений за зрителями, которые присутствовали на его выставке в Смитсонианском институте. В Смитсониане очень много всего того, что стоит посмотреть, поэтому люди, по выражению фотографа «носятся по нему, как скорый поезд, набравший обороты». «Пролетая» таким образом мимо зала с работами Эллиотта Эрвитта, они вдруг резко останавливались и вернувшись назад, старались осмыслить увиденное – сознание не успевало «расколоть» смысл изображения за то время, в течение которого они проносились мимо него.

Как оказалось, «пригубить» работу Эрвитта недостаточно, чтобы ее понять. Нужно было ее «выпить до дна». Когда они выпивали ее до дна, то начинали смеяться и выражали к работе самый неподдельный интерес. Именно это для знаменитого фотографа было самой ожидаемой и самой желаемой из всех наград. Он был по детски счастлив, наблюдая, как люди пробегают мимо его работ, останавливаются и возвращаются обратно, чтобы увидеть их целиком и осмыслить.

Фотограф легенда со времен своей молодости ничуть не изменился. Он все также по-детски непосредственен, неиспорчен дифирамбами и славой, чуток и внимателен к своему зрителю. Ему, как никому другому был дан дар тонко чувствовать суть происходящего, суть времени и тех ситуаций, свидетелем которых он являлся. Он умело пользовался этим даром, своими работами донося до зрителя простую истину – на жизнь вокруг нас нужно смотреть с улыбкой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.