Филипп Халсман: истина в прыжке

Меня всегда привлекали лица. Каждое из них всегда пытается ускользнуть и лишь иногда, на короткий миг, приоткрывает тайну, которую скрывает его хозяин. Эти откровения и стали главной целью и настоящей страстью моей жизни.
Филипп Халсман

Филипп Халсман родился в 1906 году в Риге в семье преуспевающего дантиста. Учеба в школе давалась ему легко, с самого юного возраста он проявил особые способности к изучению иностранных языков – французского, латыни, русского и немецкого. Ближе к окончанию школы он увлекся фотографией, но тогда не задумался о фотографии, как о деле всей своей жизни. В 1924 году, закончив с отличием школу, Филипп уехал в Германию, поступив в Дрезденский университет, на факультет электротехники.

После одного важного события в этот период немалый отрезок жизни будущего великого фотографа оказался скрыт от внимания современных исследователей. До сих пор никто не может найти ключей к разгадке этой истории, напоминающей сюжет лихо закрученного голливудского детектива.

Об этой истории известно следующее: В 1928 году Филипп и его отец, Макс Халсман, путешествовали по австрийским Альпам. По свидетельству Филиппа, при восхождению на гору, его отец, шедший позади него, оступился и сорвался в пропасть. Филипп, найдя отца на дне пропасти живым, ушел за помощью, а когда вернулся с встретившимся ему местным жителем, его отец был уже мертв.

Филипп стал главным подозреваемым. Все улики были против него, на теле его отца были признаки насильственной смерти, и обвинению недоставало лишь одного – мотива преступления. Филипп настаивал на том, что происшедшее было несчастным случаем, но вскоре его признали виновным и осудили на десять лет. Защита обвиняла суд в предвзятости, в том, что на его решение повлияли тенденции антисемитизма, которые в то время имели место в обществе, что будь Филипп Халсман немцем, а не евреем, тогда он был бы оправдан.

Дело Халсмана получило масштабный общественный резонанс. «Еврейский мотив» осуждения Халсмана приобрел политическую окраску, и вскоре к развернувшейся борьбе за его освобождение подключилась художественная и научная элита: Зигмунд Фрейд, Альберт Эйнштейн и Томас Манн. Наконец, критическая масса была достигнута и в октябре 1930 года Вильгельм Миклас, президент Австрии, подписал указ о помиловании Халсмана с одним условием — ему было предписано покинуть страну навсегда.

Решив превратить свое увлечение в профессию, в 1932 Халсман открывает в Париже фотоателье. Он открывает в себе настоящий дар к фотоискусству – буквально за несколько лет Халсман сделал головокружительную карьеру. Его фотографии печатались в «Voila», «Vogue» и многих других популярных журналах, благодаря фотографиям французской элиты — Марка Шагала, Поля Валерии, Жана Жироду, Андре Мальро, Жана Пенлеве и других деятелей искусства Халсман стал одним из самых известных французских фотографов – портретистов того времени.

Когда началась Вторая Мировая война Халсман долгое время не мог выехать из Франции в США, куда эмигрировала его семья. И снова ему на помощь пришел человек, которого с полным правом можно было назвать его ангелом хранителем. Благодаря вмешательству Альберта Эйнштейна Халсман попал в список тех деятелей искусства, которым без промедлений давали визу в США, и в ноябре 1940 года он прибыл в Нью-Йорк.

Портретная съемка была самым любым жанром Халсмана, в котором он достиг больших высот. По его словам, хороший фотопортрет – это работа, которая и спустя много лет должна являться наглядным свидетельством того, что собой представлял человек. Для того, чтобы достичь такого результата он применял свою собственную методику. Ярким примером того, как эта методика работает на практике, стала фотосессия Мэрилин Монро в 1952 году.

Халсман, предложив актрисе встать в угол, установил перед ней камеру и начал готовиться к съемке. У восходящей звезды кино в этот момент был такой вид, словно ее собрались не фотографировать, а расстреливать. Тут Халсман, вместе со своими двумя помощниками устроили своеобразное соревнование на лучший комплимент, восхищаясь ее красотой, умом и манерой держаться, не сводя с нее глаз. Мэрилин от такого потока комплиментов, смеялась, кокетничала, изгибалась, буквально тая от удовольствия. Все это время Халсман делал фотографии.

В 1941 году состоялось знакомство Халсмана с основоположником художественного сюрреализма Сальвадором Дали, которое стало началом более чем тридцатилетней дружбы и совместного творчества. Одним из самых известных работ Халсмана созданных ими в соавторстве с Дали стала фотография «Дали Атомикус». Целью работы было оригинальное отражение движение элементарных частиц вокруг атомного ядра. Для этой фотографии был задействован сам Дали, несколько кошек и стульев, которых помощники Халсмана подбрасывали в воздух. Одновременно в воздух выплескивались несколько ведер воды, срабатывали мощные вспышки, и Халсман делал фотоснимки всего этого цирка.

Чтобы получить один единственный снимок, было сделано не много ни мало – 28 дублей. После каждого неудачного снимка ассистенты наводили порядок на площадке, ловили кошек и старались их успокоить, готовили реквизит к очередному дублю, и все повторялось сначала.

Отдельного рассказа заслуживает момент становления особого жанра в творчестве знаменитого фотопортретиста – фотографии в прыжке. В 1952 году он был приглашен для фотосъемки большого семейства «автомобильного короля» — Генри Форда. После того, как фотосессия была закончена, Халсман сам себе удивляясь, попросил супругу магната позировать ему…в прыжке. Не меньшим сюрпризом для него была ее реакция на такую, мягко говоря, необычную просьбу – она с готовностью встала и, разуваясь, спросила его: «Надеюсь, мне не придется прыгать на каблуках?»

После семейства Форд в кадре знаменитого портретиста успели попрыгать герцогиня Виндзор, Ричард Никсон — будущий президент, Одри Хепберн, Грейс Келли, создатель водородной бомбы Роберт Оппенгеймер, Мерилин Монро и многие другие политики, художники, писатели, актеры и ученые. «В момент прыжка человек не может думать ни о чем, кроме прыжка. В эту секунду на нем нет масок и можно увидеть его истинное лицо» — объяснял суть своей «прыжковой» техники фотосъемки Филипп Халсман в предисловии к альбому «Книга прыжков», который вышел в 1959 году.

Талант Филиппа Халсмана не остался неоцененным: с конца войны его популярность постоянно росла. В 1945 году он стал первым президентом Ассоциации журнальных фотографов, в 1951 году – членом «Magnum Photos» — крупнейшего фотоагентства, основанного Анри Картье Брессоном. В 1958 году пресса назвала Филиппа Халсмана одним из лучших фотографов в мире. По версии журнала «Популярная фотография», он стал одним из десяти великих фотографов современности, и его имя звучало вместе с такими именами, как Анри Картье-Брессон, Юсуф Карш, Юджин Смит и Ирвин Пенн.

Однако Филипп Халсман удостоился еще большей чести, чем легенды фотографии двадцатого века – правда, после своей смерти. 25 июня 1979 года знаменитого фотографа не стало. Спустя 27 лет на его родине, в Риге, напротив дома, в котором он провел свое детство, ему поставили памятник – первый в мире памятник фотографу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.