Фотографы, влюбленные в Париж: от Брассая до Яна Бертрана


Для многих поколений художников, поэтов и фотографов Париж был источником неиссякаемого вдохновения. О нем слагались стихи, снимались фильмы, писались книги, а многие известные фотографы посвящали ему всю жизнь. Он всегда разнолик, прекрасен и удивителен, вечно юный, цветущий и волнующий – город весны, город любви и одухотворенной красоты.

Влюбленные в него фотографы, сохранили в своих снимках Париж таким, каким он был тридцать, пятьдесят и даже сто лет назад. Эти фотографии свидетельства, со всей живостью передающие атмосферу Парижа от изобретения фотокамеры до наших дней, сейчас стали достоянием истории.

У каждого из этих фотографов летописцев свой Париж – меланхоличный и восторженный, таинственный и открытый, аристократичный и безродный. Единственное, что объединяет работы всех тех, кто видел Париж под своим собственным углом зрения, это любовь к этому вечному городу, к его мощеным улочкам и уютным кафе, к его символам, которые понятны и узнаваемы для миллионов людей во всем мире.

Кто они, эти фотографы — летописцы Парижа? Среди самых популярных – Брассай, человек, чье творчество вдохновило Анри Картье Брессона взяться за фотоаппарат. Этот легендарный фотограф, снимавший Париж в тридцатые годы, показал нам темную сторону этого города – не респектабельный, сверкающий огнями дорогих отелей, а другой Париж – Париж воров, бродяг, шулеров и проституток. Брассая не пугали самые злачные места. Своих героев он искал и находил в кабаре, дешевых отелях, в борделях и на темных улицах районов, где жила беднота.

В качестве антипода Брассая можно назвать фотографа, который показал нам совершенно другой Париж – Робера Дуано. Открытый, дружелюбный ко всем без исключения, Дуано видел этот город и его жителей под совершенно другим углом зрения. Его Париж – это праздник человеческой доброты, тепла и любви. Его главной целью всегда были чистые, неподдельные эмоции. Он показал нам этот мир таким, каким он и должен быть – пронизанным светлыми чувствами, мир, в котором нет места насилию и злу, где между людьми нет вражды. Дуано всегда влекли добрые чувства, как пчелу влекут к себе цветы, полные нектара, и на улицах Парижа он всегда с избытком находил то, что искал.

Особняком от всех стоит творчество Андре Зукка – человека с весьма непростой судьбой, фотографа, чей пик творческой деятельности пришелся на непростое для Франции время – сороковые годы, когда Париж был оккупирован нацистами. Его «Париж во время оккупации» вызывает у зрителей смешанные чувства. С одной стороны, трудно отрицать важность этой серии работ: за все время оккупации не было фотографа, который так полно, ярко и документально показал бы этот период времени, о котором многие парижане предпочли бы забыть.

В то же время трудно сопоставить всю тяжесть жизни под пятой Третьего Рейха и жизнерадостность фотографий Зукка. Возникает ощущение, что эта серия фотографий рассказывает не о жизни города, который контролируют захватчики, а предназначена для праздничных открыток. Вероятно, именно эта «открыточность» фотографий Зукки и дала основания подозревать, что известный фотограф сотрудничал с нацистами, однако надо отметить, что это так и осталось невыясненным.

Современник Брассая, фотограф Рене-Жак – один из лучших документалистов Парижа. Его главное убеждение заключалось в том, что реальность не нуждается в том, чтобы ее приукрашивали. Его фотографии Парижа и парижан – это картины будней, та правда жизни, которая ценна сама по себе. Каждый снимок рассказывает свою собственную историю – грустную, веселую, вызывающую улыбку, а иногда боль и сострадание. Рене-Жак стремился показать жизнь такой, какая она есть: дворник, который так устал за время работы, что уснул прямо на своей тележке, нищий, который снят на фоне сверкающего хромом, дорогого респектабельного автомобиля, бездомная пожилая женщина, спящая на покрывале, постеленном прямо на землю.

Эти кусочки из жизни простых людей, которым часто негде было преклонить голову, не может не вызвать отклика у зрителя. Фотографии Рене Жака говорят на том языке, который известен каждому человеку, вне зависимости от того, где он родился и на каком языке говорит. У бедности, обездоленности и бесправности нет национальности – она узнаваема в любой стране.

По силе и убедительности фотографий Парижа работы Рене Жака уступают лишь одному автору – легендарному Анри Картье Брессону. Оба фотографа работали в одном жанре с той разницей, что Брессон в своем творчестве делал акцент на характерах своих героев. Он не так беспристрастен, как Рене Жак – его привлекают яркие, красноречивые сцены, в которых, как в зерне, заложена вся суть ситуации.

Брессон по праву считается лучшим документалистом, когда-либо снимавшим Париж и его обитателей. Его снимки полны жизни, его герои предстают зрителям почти всегда в кульминации какого-либо действия – одна секунда, достаточная для того, чтобы сделать фотографию, секунда, которая может рассказать больше, чем целая книга.

Рассказ о фотографах, питавших к Парижу особые чувства и увековечивших его в своих работах, был бы неполным, если не упомянуть о Рене Коллене. Не будучи профессиональным фотографом, он обладал настоящим даром погружать зрителя в атмосферу тех событий, которые запечатлела его камера.

Своими фотографиями Коллен вызывает чувство сопричастности к происходящему: к примеру, фото солнечного летнего дня в парке, даже будучи черно-белым, словно вырывается за свои рамки, вызывая ощущение легкого ветерка, мягкости травы и слепящего солнца, проглядывающего из-за ветвей деревьев.

Секретом этой «сверхреалистичности» снимков Рене Коллена по всей видимости, выступает его талант снимать в таком ракурсе, который словно размывает границы снимка. Снимки Коллена – это словно взгляд глазами самого участника событий.

Среди авторов, создававших более современные нам образы Парижа, наиболее известным является Ян Артюс Бертран. Его фотографии стали основой для целого сонма подражателей. Миллионы людей во всем мире знакомы с его работами, их печатали самые популярные издания во многих странах мира, а созданный им жанр и по сей день не выходит из моды. Бертран показывает нам мир таким, каким его видят птицы, паря в воздушных потоках в сотнях метрах над землей.

Эта иная грань красоты и гармонии была недоступна фотографам начала двадцатого века. Аэрофотосъемка существовала и в те времена, однако в те времена не было Яна Артюса Бертрана, который стал первым, кто превратил ее в искусство.

С того момента, как Брессон и современные ему фотографы, снимали довоенный и послевоенный Париж, прошло уже много лет. Сейчас уже нет того города, который знали и любили целые поколения фотографов. Современные авторы, в свою очередь, продолжают эту летопись в фотографиях, снимая новый Париж при помощи новой фототехники в новом стиле. Однако, как и прежде, их снимки согреты той любовью к Парижу, которой овеяны работы легендарных фотохудожников двадцатого века.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.