«Мир после глобальной катастрофы»: фотопроект Владимира Манюхина


В последние 10-15 лет тема грядущего конца цивилизации стала одной из самых популярных в кинематографе, художественном искусстве и литературе. Современное общество относится к возможному Апокалипсису с таким всепоглощающим, повсеместным и болезненным интересом, который правильнее было бы назвать манией. Это отношение чем-то сродни ситуации, когда прохожие, вместо помощи пострадавшему, начинают снимать его на фотоаппараты мыльницы и мобильные телефоны.

Кинофильмы на эту тему становятся лидерами проката, книги о конце света бьют все рейтинги по популярности, а «проповедники конца света», даже самые неадекватные, неизменно находят свою аудиторию, которая слушает их с открытым ртом. Даже такое направление современного искусства, как фотография, не осталась в стороне от этой темы — разумеется, «забегая вперед» при помощи современных средств компьютерной графики.

Сейчас постапокалиптическая тема стала целым отдельным направлением для мастеров компьютерной ретуши. Для работы в этом жанре фотохудожнику не нужен фотоаппарат со сменной оптикой. Ему вообще не нужен фотоаппарат. Вполне достаточно имеющихся в свободном доступе фотографий.

В жанре «Мир после Судного Дня» сейчас работает немало профессиональных ретушеров, как зарубежных, так и отечественных. Одним из наиболее известных российских авторов является московский фотограф и иллюстратор Владимир Манюхин. Особенностью его работ является использование фотографий реальных мест для создания картин «альтернативного будущего», в котором случилось то, чего боится и чем «болеет» современный человек.

«Московская» серия постапокалиптических работ Манюхина будет особенно интересна жителям столицы. На этих работах знакомые для москвичей места – такими, какими бы они могли быть после глобальной катастрофы. Станции метро, соборы, вокзалы и Кремль на работах Манюхина заброшены, полуразрушены, заросли травой, став похожими на руины. Автору серьезно поработал над этим печальным и тревожащим зрелищем – каждая вывеска, каждый знак тщательно состарен. Драматизма добавляет закатное освещение – его багряные отблески, ложащиеся на заросший сорняками, покинутый город, делают картину особенно мрачной.

Чем все же обусловлен такой интерес к теме конца света? Что это – коллективное предчувствие, голос подсознания, или желание пугаться, которое испытывают люди, внутренне уставшие от сытости и постоянства? Это нам предстоит узнать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.