Забытые и обворованные имена отечественных гениев

Жанр фотодокументалистики, пожалуй, самый интересный и экстремальный. В большинстве своем — это серия снимков, связанных с определенными событиями, которые изначально могут и не представлять особого интереса, но по прошествии времени они становятся уникальными и высоковостребованными. Репортеры работают преимущественно в самых интересных и подчас «горячих точках», и фоторепортажи, выполненные ими, не оставляют людей равнодушными. Пройти «мимо» подобных фотоснимков невозможно.


В российской истории документальной фотографии свои имена вписали многие мастера, но первыми отечественными репортерами признаны К. Шапиро и Н. Диго.

Еще совсем недавно профессиональный термин — документальная фотография, отсутствовал. В настоящее время он применяется к жанру, изображающего явления и события с глубоким погружением в тему, как правило, социального характера. Жанр фотодокументалистики объединяет в себе фотографическое искусство и журналистику. Зачастую жанр документальной фотографии обозначают термином — фотожурналистика, которая в свою очередь подразделяется на хроникальную и уличную фотографию, и иные. Разделение подобное, конечно условно, т.к. грань жанров весьма размыта.

Николай Дмитриевич Диго, уже в далеком 1855 году, с применением мокроколлодионных пластин примерялся к съемкам различных событий. За двадцать пять лет кропотливого труда ему удалось обрести статус непревзойденного мастера фотодокументалистики и к 1880 году он становится обладателем авторских прав на несколько серий «мгновенных снимков», изготовленных на пластинах с сухим бромжелатиновым покрытием.

В девятнадцатом веке фотография внедряется в полиграфию, ее появление на страницах различных газет и журналов, и в иных печатных изданиях — по праву приравнивается к открытию книгопечатания. Фотоснимки становятся приоритетной технологией, несущей образную информацию. Стремительное совершенствование фотографической техники и появление фотоаппарата фирмы «Кодак», обеспечило фоторепортеров возможностью проводить съемки в различных местах, не требуя особых условий экспозиции. Подобные факторы технического прогресса способствовали зарождению новой профессии фотокорреспондента-документалиста. Всвязи с этим, невозможно не вспомнить еще об одном выдающемся талантливом изобретателе, сыгравшем немаловажную роль в становлении русского фотографического процесса — Иване Болдыреве.

Начинал Болдырев, как и многие в то время, с нанесения на пленку мокрого коллодия. Впоследствии, он пошел по пути покрытия пленки слоем бромжелатиновой эмульсии, чем значительно усовершенствовал фотопленку. Метод изготовления фотопленок по технологии Болдырева получил одобрение многих именитых ученых того времени, но до промышленного производства дело так и не дошло, за неимением денежных средств у автора изобретения, несмотря на успех ее демонстрации на Всероссийской выставке, проходившей в Москве, в далеком 1882 году.

Как говорится: «В своем Отечестве — пророков нет!». Так и у нас — чтобы обеспечить авторство изобретения за российским самородком — Иваном Болдыревым, ему необходима была поддержка, но таковую никто оказать не пожелал. И появление в России первой в мире гибкой, прозрачной фотопленки прошло незамеченным. Вместо имени русского изобретателя первенство перешло к Джорджу Истмену, и, несмотря но то, что пленка фирмы «Кодак» стала выпускаться намного позже — именно Истмену принадлежит авторство данного изобретения.

Вдобавок, Иван Болдырев — уроженец с берегов Тихого Дона, показал незаурядные способности и в механике, сконструировав оригинальный фотообъектив. Необходимо напомнить, что в конце девятнадцатого века, фотообъективы предназначались для проведения, преимущественно, портретной или ландшафтной съемки общего плана. Болдырев же, изобрел и изготовил фотообъектив, оптические возможности которого обеспечивали высокую четкость и контрастность разных планов. Во время своих путешествий по станицам донских казаков и на Крымском полуострове, Болдырев провел испытание нового объектива, выполнив большое количество фотографий отличного качества, чем подтвердил уникальность изобретения, но заявить авторство на новый фотообъектив — не смог, за неимением в кармане 150 рублей, необходимых для регистрации авторского права и оплату патента.

Коллекции фотографий Ивана Болдырева были выставлены на Первой фотографической выставке для всеобщего обозрения и получили похвальные отзывы членов «Императорского русского технического общества» в 1888 году. Через десять лет, на Пятой фотографической выставке, Болдыревым демонстрируются публике новые серии фотографических снимков, которые стали, по всей вероятности, последними. Сведений о дальнейшей судьбе русского самородка Ивана Болдырева, имеющиеся до 1917 года, весьма незначительны и скудны. Известны лишь адреса фотографических студий Ивана Васильевича Болдырева, которые в 1905 и 1906 годах располагались в Санкт-Петербурге по адресам: Невский проспект дом №44 и Владимирский проспект дом №19.

Изучая историю мировой эволюции фотографического процесса и вклад отечественных изобретателей в ее прогресс, становится очевидным тот факт, что многие идеи и изобретения наших мастеров не найдя поддержки на Родине, вовсю используются зарубежными дельцами, бессовестно присвоивших себе авторство на изобретение и никогда не упоминающих имена истинных изобретателей, принижая историческую роль России. Такой же участи удостоился и Иван Васильевич Болдырев. В чем причина такого пренебрежительного отношения к гениальности наших соотечественников и возведение на пьедестал почета иностранных «изобретателей» — решать или выяснять причины предстоит потомкам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.